В Нальчике установили мемориальную доску Батыру Дзахмышеву, который занимал должность прокурора в 50-х годах советской эпохи прокурора Кабардино-Балкарии. 

Как передает пресс-служба Прокуратуры КБР, право торжественно открыть памятную доску, где жил прокурор дали дочери Елизавете. Доска установлена по адресу улица Шогенцукова дом №8. 

Как добавили в пресс-службе Батыр Дзахмышев был участником Великой Отечественной войны, в 1952 году возглавил министерство юстиции по региону, а в 1957 - назначен прокурором республики. Скончался Батыр Хажбиевич в 1960 году.

Дзахмышев Батыр Хажбиевич

Родился он 9 мая 1912 года в селении Хатуей (Старый Урух) Лескенского района. Рано остался сиротой. Ему было три года, когда умерли родители. Заботу о нем, его брате Умарби и младшей сестре Марии взяла на себя семья дяди. Детство пришлось на тяжелые годы гражданской войны, разрухи и голода. Работать начал рано, помогал родным в поле, по хозяйству, учился в медресе в родном селе. Это было периодом закалки, когда судьба решала, сколько человек сумеет на себя взвалить, чтобы не со- гнуться под тяжестью ноши. После окончания окружной сельскохозяйственной школы в Старом Череке работал секретарем Урванского райкома комсомола. Затем был призван в армию, закончил высшие офицерские курсы МВД, служил в погранвойсках. Участник Великой Отечественной войны с первых дней, капитан Дзахмышев закончил ее под Кенигсбергом. Был дважды тяжело ранен. За боевые заслуги награжден орденами Красной Звезды и Отечественной войны, многими медалями.


В послевоенные годы работал в министерстве внутренних дел начальником отдела. Окончив Всесоюзный юридический заочный институт в Москве, с 1952 года вплоть до упразднения министерства юстиции в 1956 году (вновь образованного в 1970 г.) занимал должность министра юстиции республики. С 1956 по 1958 год являлся заместителем министра внутренних дел. В мае 1958 года был назначен на пост прокурора Кабардино-Балкарской АССР. Добросовестно выполняя свой долг, Батыр Дзахмышев внес достойный вклад в укрепление законности и правопорядка. Активно участвовал в обще- ственно-политической жизни республики, избирался депу- татом Верховного Совета не- скольких созывов, был членом бюро обкома КПСС.

За всеми этими назначениями, свидетельствующими о неуклонном профессиональном росте, стояло общественное признание его заслуг, которое завоевывается бескорыстной самоотдачей и беззаветным служением избранному делу.

Все, кто знал отца, говорили, что его слово – закон, и если он в чем-то убежден, то нет такой силы, которая смогла бы заставить его покривить душой. Он всегда находился в гуще общественной жизни республики.

Прокурорская должность никак не отторгала его от культурной и бытовой среды. Он держался на равных и проявлял живой интерес к самым разным по своему социальному статусу людям. Конечно, тогда было иное время, когда сам статус о себе никак не заявлял. Каждый чувствовал себя равноправным членом общества. Я помню его беседующим в нальчикском парке с поэтом Беталом Куашевым, писателями Бертом Гуртуевым, Хачимом Теуновым, художником Владимиром Темиркановым, актерами Али Тухужевым, Мухарби Соновым, Азретом Тхазаплижевым, Тазретом Аталиковым, зурнистом Танахумом (Коштан) Ашуровым, гармонистом Хацероном Алхасовым, танцором Мутаем Ульбашевым. Он также очень любил спорт, отлично стрелял, хорошо играл в городки. Будучи динамовцем, отчаянно болел за наш «Спартак».

В 1980 году мне посчастливилось общаться с Тимборой Кубатиевичем Мальбаховым. Всегда помню его слова об отце: «Я хорошо знал Батыра, исключительной скромности и честности был человек, побольше бы таких, как он»

Отец был доступным, открытым и душевным человеком. К нему на прием мог попасть любой, без всяких просьб и предварительных договоренностей.

Более полувека прошло с тех пор, как отца не стало. Он стоит перед моими глазами с незабываемой улыбкой, молодой, спокойный, мягкий добрый, веселый и красивый. Говорят, не детям судить своих родителей. Но я убежден, что для любого отца и матери суд их детей – самый бескомпромиссный и, значит, предельно строгий. Если человек проходит его, значит, он действительно сумел стать настоящим отцом, что удается далеко не многим. На всю жизнь он остался для меня, моих сестер Лизы и Зиты, брата Руслана (к сожалению, он ушел из жизни так же, как отец, – молодым, в возрасте 46 лет) путеводной звездой и высочайшим при- мером.

Наша мама Фатимат Дзахмышева (Макоева) пережила отца на 47 лет и все годы хранила память о нем, сделав все, чтобы четверо ее детей были достойны его памяти.

Близкий друг, сосед и кол- лега отца Мухамед Хажретович Хачетлов в одной из газет-ных статей говорил о своем товарище: «В груди Батыра – этого красивого человека – билось большое мужественное сердце. Он никогда не грешил против истины, служил букве и духу закона. Не было у него более строгого судьи, чем соб- ственная совесть, помеченная особо чистой печатью».

Сегодня род Батыра продолжают 9 внуков и 11 правнуков.

Мухамед ДЗАХМЫШЕВ 

The Purmagazine - Как вы познакомились с направлением искусства-граффити? Наверное моё знакомство с граффити не отличается особым драматизмом, а именно журналы и видеоклипы для молодежи (интернета в те годы не существовало, по крайней мере в нашей жизни). Всю сознательную жизнь что-то черкал, зарисовывал, срисовывал, в подростковом возрасте когда друзья объединяются по интересам, будь то музыка или танцы, марки или выжигание по дереву – неважно. В общем мои друзья увлеклись хип-хопом, соответственно и я с ними. Проще говоря они увлеклись break dance, этот танец я не победил)), в связи с этим я считался граффитчиком нашей группировки, потому что я круче всех рисовал. В итоге мы однажды сгребли мелочь и приобрели пару баллонов и по хулиганили

Идея создания группы у вокалиста (и по совместительству бас-гитариста) Мурата Каширгова (М.К.) возникла еще в 1997 году в г. Нальчике, когда он вместе с гитаристом Алимом Настаевым в свободное от участия в основном коллективе (“Приз” )

Sheshan means "horse behaving". The dance is a fast piece with (4:4) time signature; this particular piece is played differently by pulling the Bellows of the Pshina (accordion) in and out rapidly to create an Off Beat Rhythm which produces a Rhythm two times faster than its time signature, and the word shishan is a Circassian word and it is not linked to Chechen. Video facebook Video purevent Kafa is a piece with (4:4) time signature, and usually this piece demonstrates the relationship between the Challa (male) and the Pshasha (female)

Oz was born in 1960 in Cleveland, Ohio, to Suna and Mustafa Öz, who had emigrated from Konya Province, Turkey. Mustafa, born in Bozkır, a small town in central Turkey, earned scholarships that allowed him to emigrate to the United States as a medical resident in 1955. Suna (née Atabay), who comes from a wealthy İstanbul family, is the daughter of a pharmacist with Circassian (Shapsug) descent on her mother's side.