Миф Залумы Акра

Черное и белое

Эти две американские открытки 19 века отлично иллюстрируют тогдашний интерес к цвету кожи, строению черепа и, в целом, к расовой принадлежности.


На ярмарках и в цирках, самым известным из которых был цирк Барнума, помимо карликов и бородатых женщин можно было встретить и альбиносок, и так называемых «черкешенок». Отличительные признаки - экзотический костюм, обнажавший все прелести, томный взор и, главное, по волосы в стиле «Анджела Дэвис сунула мокрый палец в розетку».

Вот, казалось бы, причем здесь Черкесия? Но интерес к Кавказу зародился у европейцев еще в 18 веке, когда немецкий антрополог Иоганн Фридрих Блюменбах (1752 — 1840) предложил свою знаменитую классификацию рас, которая в силе и поныне (в США принадлежность к белой расе указывается как White/Caucasian)


Кавказская — белая раса  Монголоидная — желтая раса Малайская — коричневая раса Негроидная — черная раса Американоидная — красная раса

Истоки белой расы Блюменбах искал на Кавказе, а черкешенок считал лучшими представительницами своей расы и вообще образцом совершенства. Когда в начале 19 века популярность приобрел ориентализм, и выставки салонных художников запестрели гаремными сценами, вспомнили и про черкешенок.

По слухам (самих-то красавиц никто в глаза не видывал), девушек похищали и продавали на рынках сластолюбивые турки, о чем Байрон не преминул упомянуть в поэме «Дон Жуан».

Но возвращаюсь к нашему рассказу.

В Константинополь пленников привез

Пиратский бриг. На якорь стал он сразу.

Ему местечко в гавани нашлось.

Чумы, холеры и другой заразы

В столицу он как будто не занес,

Доставив на большой стамбульский рынок

Черкешенок, славянок и грузинок.

Иных ценили дорого: одна

Черкешенка, с ручательством бесспорным

Невинности, была оценена

В пятнадцать сотен долларов. Проворно

Ей цену набавляли, и цена

Росла; купец накидывал упорно,

Входя в азарт, пока не угадал,

Что сам султан девицу покупал.

Полюбоваться баснословной красотой черкешенок, а заодно как следует на них заработать решил никто иной, как владелец цирка Ф.Т. Барнум. В начале 1860-х он снарядил своего агента в Турцию, чтобы тот проник на невольничий рынок и приобрел черкешенку-другую по $5000 за штуку. Цена была непомерной — в Новом Орлеане рабыню можно было купить от $700 и выше. Но черкешенки — товар штучный.

Задумка Барнума с самого начала попахивала авантюрой и ничем толковым не закончилась. Лишних черкешенок в Стамбуле не нашлось, да и сам город выглядел не так, как его живописали ориенталисты. Но в 1864 году ситуация разрешилась сама собой. В цирк пришла наниматься миловидная девица с густой шевелюрой. Окинув ее придирчивым взором, Барнум понял, что у инженю есть потенциал. Главное, прополоскать волосы пивом, а потом начесать так, чтоб дыбом стояли. И, конечно, имя восточное подобрать. Одно дело — какая-нибудь там Молли, и другое — Залумма Агра. Народ толпой повалит! Во вкусах соплеменников Барнум отлично разбирался - шоу с несчастной черкешенкой, вызволенной из турецкой неволи, сразу же стало хитом.

Где коммерческий успех, там и подражатели, и шоу с черкешенками стали появляться, как грибы после дождя, и не только в США, но и в Европе. «Черкесские красавицы» стали своего рода брендом, и отправляясь на такое шоу, зрители знали, что хотят увидеть. Побольше волос. А также экзотическое имя непременно на букву «з» - Занобия, Зулейка, Зоберди Люти.

«Черкешенки» отличались светлым цветом кожи, что было еще одно приманкой, дававшей зрителям возможность пофанатазировать на тему белых женщин, похищенных и проданных в рабство. Еще большего накала фантазии о белизне достигали на шоу с участием альбиносов. Это тоже была экзотика, но более мистического свойства. Так, альбиноски часто выступали в роли медиумов, телепатов и предсказательниц судьбы, как, например, Милли Ла Мар.

Но почему бы не объединить абсолютную белизну и термоядерную прическу черкешенки? Ведь публика от восторга свои шляпы съест и не подавится. *барабанная дробь* Так появилась Агги Золутия, черкешенка-альбиноска.






Окончив Всесоюзный юри- дический заочный институт в Москве, с 1952 года вплоть до упразднения министерства юстиции в 1956 году (вновь образованного в 1970 г.) занимал должность министра юстиции республики. С 1956 по 1958 год являлся заместителем министра внутренних дел

Rushdy Abaza (1926 : 1980)

The Purmagazine - Карина, как давно вы переехали жить во Францию? С какими проблемами столкнулись в первую очередь ? Karina - Во Франции я живу уже больше десяти лет, язык изучала через общение и музыку конечно же.

The purmagazine - Твой отец итальянец и мама кабардинка, кем ты себя больше ощущаешь ?

The Purmagazine - Как ты пришла к мысли, что хочешь посвятить себя дизайну ? Я с детства любила рисовать и, даже, шила своим куклам платья, кофточки и иногда штаны, но они с них всегда спадали. С возрастом это хобби превратилось в желание.

The Purmagazine - Мифы, сказания, легенды относятся к самым ранним произведениям устного народного творчества. Мифология это одно из проявлений коллективного сознания. Склонны ли вы полагать, что адыгский народ умеет и способен объединиться?Я сразу вспомнил расхожий стереотип, якобы во всех бедах адыгского народа виноваты разрозненность и неумение сплотиться в нужный момент. Мне кажется, это не так. Мы можем объединяться. Но нельзя объединиться просто так. Люди объединяются вокруг чего-то и ради чего-то. Нужна какая-то цель. И если видение этой цели и средств ее достижения совпадают, то адыги объединяются. Все нормально.

BONFIRES & STARS | TRAILER Moa Pillar, an electronic music artist, heads for the Caucasus in search of inspiration, and then to work with traditional Circassian musicians. Although he is looking forward to new encounters and discovering another culture, his guide, Bulat, constantly questions the value of this experience and the possibility of any dialogue between secular traditions and modern culture.