GRANDE BELLEZZA

«Великая красота». Или поиски смысла

Фильм Паоло Соррентино «Великая красота», снятый в 2013 году стал для меня открытием, своеобразным культурным шоком за последнее время. Эта картина одна из немногих, которые заставляют наблюдать за ней с замиранием, перестав замечать окружающих. Сюжет трагикомедии разворачивается на фоне великолепия и грандиозной архитектуры вечного города – Рима.

По сути, фильм – иллюстрация, размышление на тему бессмысленного, безнравственного кутежа и пустой жизни богемной элиты Рима. Говоря об этом фильме, трудно обойтись без сравнения с картиной «Сладкая жизнь» великого Феллини, снятой в 1960 году. Феллини в свое время произвел фурор этой картиной, обнажив уродство праздности, из которой не может вырваться главный герой фильма, блестяще сыгранный Марчелло Мастроянни.

«Великая красота» – картина, состоящая из контрастов. С одной из стороны – это грандиозная красота вечного города, время, застывшее в монументальной архитектуре Рима, великая музыка, которая по праву играет одну из главных ролей в фильме. А с другой – богемная клоунада, так называемая «красивая светская жизнь», пустые псевдоинтеллектуальные разговоры, пресыщенные богатством и роскошью лицемеры, постоянно разыгрывающие сцены на ярмарке тщеславия.
На фоне этого упадка нравов – один человек, который сохранил способность к поиску вечных ориентиров. 65-летний Джеп Гамбарделла – писатель, журналист, хроникер светской жизни, который когда-то давно приехал в Рим с целью покорить его и достиг этой цели. Но с течением времени, добившись славы и известности, став негласным лидером прожигателей жизни и, написав единственную книгу «Человеческий аппарат», которая сделала его гением одного произведения, он не чувствует вкус к жизни. Все, что он видит вокруг себя, производит гнетущее впечатление. Он хочет найти Великую красоту, но это становится для него вопросом, на который нет ответа.
Этот фильм скорее арт-хаус, чем мейнстрим. Он требует от зрителя вдумчивости, эрудированности. Его невозможно смотреть между делом, в противном случае это станет пустой тратой времени и ничего кроме разочарования не принесет зрителю.
Соррентино использует искусство как наиболее показательную форму, в которой профанация истинной красоты и гармонии приобрела масштабы катастрофы. В фильме мы наблюдаем это в реалиях современной жизни римского бомонда, но это можно отнести и к московской, нью-йоркской, лондонской и другим артистическим «тусовкам».
Главный смысл фильма, который просматривается через сатиру – поиск гармонии. И как доказывает история и жизнь, она всегда в простых вещах и чистом, незамутненном ложными ориентирами, взгляде на вечные истины. 
Главный герой картины ведет внутренний монолог: «Я искал большую красоту и не нашел. Все всегда заканчивается ею, смертью, но сначала была жизнь. Все происходит под болтовню и шум. Тишина, чувства, переживания и страх – легкие, и беспорядочные вспышки красоты, а потом нищета несчастного человека и все это под покровом смущения от существования в этом мире».
Каждый думающий человек приходит к переосмыслению себя, жизни. «Великая красота» – своеобразная рефлексия Паоло Соррентино, попытка распознания настоящей Красоты, необременной фальшивыми ярлыками.

Диана МАШЕЗОВА.

«Когда в обществе тонет высшее, а под высшим я подразумеваю духовную высоту, ибо все остальные высоты показные, и торжествует низменное, это предвестник катастрофы». Тенгиз Абуладзе.

«Я хочу прикасаться к людям своим искусством, я хочу, чтобы они говорили: он чувствует глубоко, он чувствует нежно». Ван Гог.

Эта семья похожа на мощную глубокую реку с опасными подводными течениями, невидимыми глазу за ее глубиной. Вода – символ жизни, но также она таит в себе опасности и тревогу. В кабардинском языке вода «псы» созвучна с душой «псэ», что отражено в картине.

«Эта за- мечательная жизнь» - тот самый фильм, который, как ни один другой, заставляет поверить в чудо, в доброту, человечность и справедливость. Жизнеутверждающий, душевный, светлый фильм, который нужно показывать детям, фильм на все времена.

- Старые времена, когда у кого-нибудь была тайна, которую он не хотел ни с кем делить, знаешь, что он делал? – Даже не представляю. – Он шёл на гору, находил дерево, проделывал в нём дупло и шепотом рассказывал в него свою тайну. Затем брал влажную землю и залеплял ею дупло.

Фильмы грузинского режиссера Отара Иоселиани - это ода тихим радостям, воспевающая труд и жизнь людей - будь то французские аристократы или грузинские крестьяне.

Очарование этой картины складывается из многих составляющих: живописный Нью-Йорк, музыка, тонкий юмор, остроумные диалоги, радость, светлая грусть. Но главное достоинство фильма, на мой взгляд, – дуэт Мэг Райан и Тома Хэнкса.

Прошлый год был богат на сильные кинокартины. Но, пожалуй, больше всего я ждала этот фильм. Я всегда знаю, какой фильм мне понравится.