Мешок без дна

Великое искусство живо
Рустам Хамдамов малоизвестен широкой публике, но уже легенда в искусствоведческих, кинематографических кругах. Им восхищались Висконти, Феллини, он дружил с Тонино Гуэррой, его рисунки и акварели хранятся в лучших музеях и частных коллекциях мира. Хамдамова называют «фестивальным бриллиантом», он является создателем оригинального, ассоциативного, метафорического и визуального киноязыка.
Недавно вышел новый фильм Рустама Хамдамова «Мешок без дна», премьера которого состоялась на 39-м Московском международном кинофестивале,  картина получила Приз жюри российской кинокритики, а также специальный приз жюри «Серебряный Георгий».
Хамдамов выступил не только в качестве режиссера фильма, он является сценаристом и художником картины.
Картина снята по мотивам новелл Рюноскэ Акутагавы «В чаще» и «Ворота Расемон».
«Мешок без дна» – фильм, которого очень ждали киноманы и ценители творчества одного из лучших режиссеров современности.
Эта «сказка сказок» – «Мешок без дна», - какое-то невиданное, небывалой красоты кино, то самое, из золотого века, великое чёрно-белое, где лица актрис сияют, как жемчуг (как сияли у Гарбо, Дитрих, Орловой), актёры актёрствуют, не говорят бытовыми голосами, а свет и тень ведут такую эффектную игру, будто «холст» экрана – сплошь бриллианты да яхонты.
Вслед за Эйзенштейном Хамдамов понимает кино как монтаж эффектных аттракционов, и по части создания незабываемых поэтических (иногда сюрреалистических) образов и сложных кинометафор ему нет равных.
Никто никогда не снимал так лес. У Хамдамова он ошеломляющий – как и всё в фильме. Чёрный, солнечный, будто с гравюр Шишкина – мшистая разлапистая чащоба, пронизанная светом и сквозистой тенью, колеблемая  ветрами, таинственная, почти не страшная. А великокняжеский дворец весь рассыпается хрусталём; «взгляд» камеры блуждает по его закоулкам, любуется обветшалой красотой перегруженных убранством комнат, газовыми лампами, сиротливо не расчехлённой мебелью и затянутыми в корсеты силуэтами прислуги. Последний раз нечто подобное мы видели не то в «В прошлом году в Мариенбаде», не то в «Бульваре Сансет». Некоторые сцены из фильма кажутся цитатами из «Золотого века» Бунюэля, и, увидев  однажды, забыть их нельзя.
Как и сияющий лик «принчипессы» сверхкрупным планом; парящие над полем, вполнеба, точно НЛО, чёрные воздушные шары раскаяния; царевича, умершего смертью Святого Себастьяна с ренессансных картин; дрейфующую в чёрном озере голову разбойника с краденым мечом на челе; то самое «Шишкинское» утро в сосновом лесу. Или, например, царевну-лебедь, воспарившую в лодке без дна. И ещё множество трюков со звуком, операторских находок, сложнейшую повествовательную технику – не счесть «алмазов» Хамдамовской фантазии. Этот фильм, стиль – бегство от реальности в выдуманный автором мир, в миф о прекрасном прошлом, чтобы там любоваться останками божественной красоты.
На пресс-конференции после премьеры фильма Рустам Хамдамов сказал, будто не умеет снимать актёрского кино, как «Большая семья» или «Весна на Заречной улице»; но в «Мешке без дна» все актёры изумительно хороши, и есть несколько выдающихся работ. Это великая клоунесса Алла Демидова в роли старой ведьмы, вельможный князь Сергея Колтакова, тяжело переживающий гибель матери, деловитая княжна в исполнении Анны Михалковой с прекрасным, как поле, лицом и ироничной чёлкой. И главное – потрясающая работа Светланы Немоляевой в роли фрейлины-ворожеи, пытающейся своей сказкой заболтать князеву боль от утраты. В Немоляевой, которой часто доставались вторые роли (то жены Гуськова, то «крашеной блондинки в жутких розочках, которая вечно с авоськами ходит»), Хамдамов разглядел звезду масштаба великой Бетт Дэвис, чистый Голливуд. Он нарядил её царственной красавицей «fin de siècle» и подарил ей эту большую, глубокую, как мешок без дна, роль, возможно, лучшую в её кинокарьере.
В фильме много забавного (зал на премьере взрывался смехом), а есть пронзительные эпизоды, когда у края глаз буквально закипают слезы (зал был словно в оцепенении): история князя, что любил русалку, да так и не женился, или его встреча на мосту в плохом районе с покойной матерью, или по-чеховски рвущая душу биография трёх пыльных бутылок с каминной полки, или самые страшные слова, что может сказать человеку человек (их сказала царевна, и слышал царевич).
И финальный код, когда чтица откроет князю тайны земного рая, но сама так расчувствуется, что сбежит из дворца, в сад, под падающий снег, а ты вдруг понимаешь, сколько надежд и какое великое утешение дарит раненому сердцу искусство.
Подготовила ДианаМашезова.

По материалам Сергея Горского.

Эта история начинается с того, что Марли был мертв… Не лучшее начало для рождественской сказки, неправда ли? Но это только начало. Впереди удивительные события и самое что ни на есть чудесное преображение главных героев этого фильма.

«Когда в обществе тонет высшее, а под высшим я подразумеваю духовную высоту, ибо все остальные высоты показные, и торжествует низменное, это предвестник катастрофы». Тенгиз Абуладзе.

Маленький солдат на большой войне Картина Франсуа Трюффо "Четыреста ударов"- это одно из тех уникальных произведений искусства, которые делают попытку проникнуть в сознание ребенка, понять его чувства, увидеть мир его глазами.

Изящная ирония над жизнью Советский кинематограф до сих пор остается «золотым» периодом отечественного кино.

Фильмы грузинского режиссера Отара Иоселиани - это ода тихим радостям, воспевающая труд и жизнь людей - будь то французские аристократы или грузинские крестьяне.

- Старые времена, когда у кого-нибудь была тайна, которую он не хотел ни с кем делить, знаешь, что он делал? – Даже не представляю. – Он шёл на гору, находил дерево, проделывал в нём дупло и шепотом рассказывал в него свою тайну. Затем брал влажную землю и залеплял ею дупло.

Самые радостные воспоминания детства оживают в голове, вспоминаешь, как и ты верила в то, что семена могут вырасти за ночь, что можно взлететь над землей, прыгать по деревьям и кататься на «котовтобусе». Это все нам дарит детство – самая добрая и сказочная пора жизни.

«Эта за- мечательная жизнь» - тот самый фильм, который, как ни один другой, заставляет поверить в чудо, в доброту, человечность и справедливость. Жизнеутверждающий, душевный, светлый фильм, который нужно показывать детям, фильм на все времена.