Хороший год

Бутилирование правды. Или очарование Прованса «За тебя, дядя Генри. Ты всю жизнь посвятил вину и бутилированию правды».


Ридли Скотт в 2006 г. снял фильм, полный французского шарма и солнца со сладким привкусом красного вина, сделанного на виноградниках Прованса.
«Хороший год» («А Good year») снят по мотивам одноименного романа Питера Мэйла. Сам режиссер был автором основных элементов сюжета, на основе которых Мэйл написал книгу. Но книга и фильм отличаются. Скотт в результате предпочел снять историю такой, какой она представлялась ему с самого начала.
Главные роли в картине исполняют Рассел Кроу, Марион Котийяр и Альберт Финни. Котийяр, как истинная француженка, невероятно обольстительна, непринужденно мила, небрежно элегантна и бесконечно женственна. Но о ее героине чуть позже. Вся история начинается с дяди Генри (Финни) и его племянника Макса (Кроу), который проводит лето в шато у дяди.
Живописные пейзажи виноградников, ажурные кованые столики, щебечущие на французском женщины, аромат готовящихся на плите блюд, прекрасная музыка, которая создает особую атмосферу очарования - это «особый мир», в который по воле судьбы возвращается повзрослевший и очерствевший Макс.
«Я люблю делать вино, потому что этот благородный напиток неспособен лгать. Как только ты подносишь ко рту вино, оно раскрывает тебе всю правду, откровенно и нисколько не смущаясь. Восхитительно!» - вспоминает он слова дяди. В этом весь Генри – мечтатель, романтик, покоритель дамских сердец, вечный юноша, который обожал своего «Макса на миллион».
«Послушай, Макс, - говорил он мальчику, раздосадованному своим проигрышем в игре, - мужчина должен принимать свои поражения с тем же изяществом, с которым он празднует свои победы. Придет время, и ты поймешь, что человека учат не победы. Часто проигрыши становятся источником мудрых мыслей, в числе которых и та, что побеждать намного приятней. Жизнь такова, что поражения неизбежны, но надо стараться, чтобы они не стали правилом».
Несмотря на легкость характера, любовь к женщинам и вину, Генри обладал большой мудростью, которой играючи делился с Максом.
Фильм наполнен тонким, интеллектуальным юмором, светлой грустью, отсылками к старым французским картинам, которые демонстрируются в городском парке под открытым небом, лиричной музыкой: Гарри Нилссон, Жан Саблон, Тинно Росси, Эдмундо Рос.
И, конечно же, вином, которое в фильме является одним из главных героев. Оно связывает поколения, дарит надежду, вдохновляет, радует. Легендарное, очень дорогое «Le Coin Purdue» («Ле Куан Пердю» - «Потерянный уголок»), за которым охотятся коллекционеры всего мира, и никто не знает точно кто его делает, детище всей жизни Генри и его верного помощника, винодела и управляющего поместьем Франсуа Дюфло, который поет песни своим лозам.
Простые радости: вкусная еда, красивые женщины, хорошее вино, сигары и любимые люди рядом – это философия жизни Генри.
Особый шарм фильму придает очаровательная француженка Фанни Шеналь (Марион Котийяр), покорившая своей красотой и крутым нравом циника и карьериста Макса.
«Оставьте хорошеньких женщин мужчинам без воображения», - говорит ему Дюфло, но сердце Макса уже принадлежит прелестной Фанни.
Послевкусие от фильма, как от бутылки хорошего вина: приятно опьяняющее и вызывающее улыбку.
Эта история меня покорила тем, что в ней побеждают не деньги, карьера и амбиции. В ней торжествуют красота, страсть к любимому делу и сердце. Может в жизни так нечасто бывает, но это кино, и меня как зрителя радуют легкость, поэтичность, пряный и сладковатый «привкус» вина и романтика.
Диана МАШЕЗОВА.

Очарование этой картины складывается из многих составляющих: живописный Нью-Йорк, музыка, тонкий юмор, остроумные диалоги, радость, светлая грусть. Но главное достоинство фильма, на мой взгляд, – дуэт Мэг Райан и Тома Хэнкса.

Он жонглирует словами также легко, как она смешивает краски на холсте, его водчина – это книги, она изображает мир через призму цветов и линий, она страдает от артрита и пытается бороться с недугом..

Эта семья похожа на мощную глубокую реку с опасными подводными течениями, невидимыми глазу за ее глубиной. Вода – символ жизни, но также она таит в себе опасности и тревогу. В кабардинском языке вода «псы» созвучна с душой «псэ», что отражено в картине.

«Великая красота». Или поиски смысла Фильм Паоло Соррентино «Великая красота», снятый в 2013 году стал для меня открытием, своеобразным культурным шоком за последнее время. Эта картина одна из немногих, которые заставляют наблюдать за ней с замиранием, перестав замечать окружающих. Сюжет трагикомедии разворачивается на фоне великолепия и грандиозной архитектуры вечного города – Рима. По сути, фильм – иллюстрация, размышление на тему бессмысленного, безнравственного кутежа и пустой жизни богемной элиты Рима. Говоря об этом фильме, трудно обойтись без сравнения с картиной «Сладкая жизнь» великого Феллини, снятой в 1960 году. Феллини в свое время произвел фурор этой картиной, обнажив уродство праздности, из которой не может вырваться главный герой фильма, блестяще сыгранный Марчелло Мастроянни.

Сериал удивляет эксцентричностью, непредсказуемостью, юмором, который, казалось бы, не может быть никак связан с Ватиканом. Соррентино умеет выразить смешное без слов – старые кардиналы с айфонами, монашки, играющие в футбол, кулер со святой водой посреди пышно убранного зала, кенгуру в подвалах Ватикана.

Фильмы о войне – это жанр, который невозможно сравнить ни с чем, потому что это ожившие истории героизма и любви к своей Родине, к родной земле, дому и всему, к чему человек привязан сердцем.

Пытаясь писать про фильм «Цвет граната» Сергея Параджанова, трудно подбирать слова. Эта картина, как роскошный восточный ковер, соткана из иносказаний, символов, образов.

Самые радостные воспоминания детства оживают в голове, вспоминаешь, как и ты верила в то, что семена могут вырасти за ночь, что можно взлететь над землей, прыгать по деревьям и кататься на «котовтобусе». Это все нам дарит детство – самая добрая и сказочная пора жизни.